Hanford rental щипанов

Что нужно знать о нашей компании

HANFORD RENTAL успешно работает на рынке профессиональной строительной техники с 2010 года. Основная специализация компании – поставка, реализация и сдача во временное пользование подъемно-транспортного оборудования. Это грузовые подъемники различных типов, строительные вышки и телескопические погрузчики.

HANFORD RENTAL является эксклюзивным дистрибьютором на отечественном рынке целого ряда лучших производителей техники со всего мира. Среди них компании Hаulоttе, JLG, Genie. Hаulоttе является самым крупным производителем на рынке, JLG прочно занимает лидирующие позиции в мировом рейтинге разработчиков и изготовителей грузоподъемного оборудования. Компания Genie признана эталоном с области внедрения передовых технологий в свою продукцию.

Мы предоставляем возможность на выгодных условиях оценить преимущества техники от лучших брендов. В нашем распоряжении склад с огромным ассортиментом моделей, который постоянно обновляется. Одновременно у нас в наличии не менее 500 устройств различных модификаций.

В процессе заключения договора на услуги, обслуживание или куплю-продажу подъемников наши клиенты обеспечиваются полным пакетом разрешительной, сопроводительной и технической документации.

Широкий выбор оборудования

Несомненным преимуществом предоставляемой техники является ее мобильность. Самоходные подъемники ножничного типа, телескопические и коленчатые устройства в состоянии легко перемещаться по строительной площадке или обслуживаемому объекту. Они обладают внедорожными качествами, преодолевают уклоны до 40°, эффективно работают в любых погодных условиях.

Выбирая технику для решения своих задач в компании HANFORD RENTAL, наши клиенты получают возможность использовать любой тип устройств. Опытные сотрудники помогут подобрать оборудования, идеально соответствующее назначению. Учитывается все: площадь платформы, требуемая грузоподъемность, габаритные размеры, высота подъема, количество работающих людей, тип двигателя (электрический или дизельный) и даже желаемая шумность.

Минимальная рабочая высота наших машин составляет 6 метров, максимальная – 50м. Для подъема двух человек и необходимого груза достаточно воспользоваться моделью с минимальной грузоподъемностью (230кг), самые мощные модификации предлагаемой техники способны перемещать до 4 тонн грузов. За более подробной информацией вы можете обратиться к нашим квалифицированным менеджерам.

Аренда подъемного оборудования

Преимущество проката любого устройства состоит в том, что вы оплачиваете исключительно амортизационные расходы. Нет необходимости в приобретении дорогостоящей техники. Это особенно важно, если оборудование не используется постоянно, а только периодически.

Заказчик избавляется от необходимости содержать дополнительный персонал, нести расходы по техническому обслуживанию машин, их ремонту. Вы платите только тогда, когда необходимо проведение монтажных или строительных работ, перемещение грузов в сложных условиях, обслуживание фасадов.

Мы предоставляем самые выгодные условия, не требуем залога или поручительства. Ознакомиться с преимуществами аренды грузоподъемной техники в компании HANFORD RENTAL и с ее условиями вы можете в соответствующем разделе сайта.

Источник: xn--80aalbc2ccimg6bk8h.xn--p1ai

Сергей Щипанов — По ту сторону

Описание книги «По ту сторону»

Описание и краткое содержание «По ту сторону» читать бесплатно онлайн.

– Я не с пустыми руками, Илья Георгиевич. Такое привёз! Вот, взгляните…

– Погоди, Костя. Ты чего, прям с порога… Давай, хоть, поздороваемся нормально.

Очень высокий крепко сложенный человек в очках, с зачёсанными назад волосами, плохо прикрывающими наметившуюся лысину, и рыжей кудлатой бородой, поднялся с кресла и крепко пожал руку своего молодого коллеги.

– Садись. Сейчас чайку организуем. Люся!

На зов явилась молоденькая лаборантка в белом халате с закатанными до локтей рукавами.

– Люся, сделай нам чайку, пожалуйста.

Люся стрельнула глазами в молодого человека, кокетливо улыбнулась. Пошла, цокая каблуками. Костя проводил её взглядом.

Хозяин кабинета усмехнулся в бороду, которую все время теребил большим и указательным пальцами. Этот похожий одновременно на разбойника и на дореволюционного профессора человек, на самом деле доктор исторических наук Илья Георгиевич Суходольский, в своё время был научным руководителем Константина Михеева, аспиранта из Калининграда. После защиты Костей кандидатской они продолжали общаться, регулярно созванивались; бывая в Москве, Михеев всегда выкраивал часок: зайти в Институт Археологии на улице Дм. Ульянова возле метро «Академическая», повидаться с «Барбароссой» (так прозвали Суходольского аспиранты).

Сейчас бывший ученик заявился прямо с аэропорта – не терпелось удивить мэтра.

– Так что, говоришь, за сенсация у тебя? – спросил Суходольский, принимая из рук лаборантки чашку. – Спасибо, Люся.

Девушка поставила вторую чашку перед Костей, достала с полки вазочку с печеньем, опять стрельнула глазами, вышла. Голова парня, как намагниченная, поворачивалась следом за лаборанткой. Очень короткий халат не закрывал её длинных красивых ног и выгодно подчёркивал округлость упругой попки.

Илья Георгиевич снова усмехнулся:

– Да, именно сенсация! – воскликнул Костя, когда за Люсей закрылась дверь. – Почище вчерашней, с метеоритом в Челябинске – второй день по всем каналам передают.

– Да, уж. Журналистам теперь на месяц хватит пережёвывать… Так, что у тебя, не тяни, говори. Заинтриговал.

– Про нашу пресса ещё не пронюхала… На Литовском Валу, недалеко от Фридрихбургских ворот обнаружено захоронение. Там рыли котлован под здание, ну и наткнулись на могилу. Позвонили нам. Мы приехали, раскопали. Оказалось: единичное захоронение, мы датировали его второй половиной шестнадцатого века. Гроб неплохо сохранился, в нем останки: мужчина сорока-сорока пяти лет, судя по фрагментам одежды – парадному мундиру – важная птица, военный или крупный чиновник. Установили: на том месте до середины девятнадцатого века стояла часовня, построенная ещё в шестнадцатом столетии, возле неё, скорее всего и похоронили этого человека.

– Ну, так и что? – буркнул Суходольский. На мировую сенсацию сообщение бывшего ученика никак не тянуло.

– Терпение, Илья Георгиевич, всё по порядку. Покойник наш был застрелен – в глазнице черепа пулевое отверстие.

– Ах, вот как. Ну и?

– Мы нашли пулю – застряла в теменной кости, пробив мозг насквозь. Она хорошо сохранилась, хотя и почернела.

– Вот именно – о! Это и есть наша сенсация, – Костя, подобно опытному политику, приберёг самое главное «на десерт». – Пуля выпущена из нарезного оружия! Вот, посмотрите…

Он достал из кейса, который держал на коленях, пластмассовую коробочку, протянул Суходольскому. Тот открыл, вынул пинцетом упакованный по всем правилам артефакт. Пересел за лабораторный столик, повернул к себе большую лупу на кронштейне, включил подсветку.

Костя, прихлёбывая горячий чай, терпеливо ждал, пока мэтр рассмотрит пулю со всех сторон.

Илья Георгиевич хмурился, сопел. Минут пять смотрел, не проронив и слова.

Вернулся за письменный стол, положил пулю обратно в коробку, взял чашку с чаем.

– Ну? – не выдержал Костя.

– Что, ну? – буркнул мэтр сердито. – А вы ничего не перепутали с датировкой захоронения?

– Обижаете, Илья Георгиевич! Мы сто раз проверили. Сделали анализы и костей, и дерева, из которого изготовлен гроб. Радиоуглерод дал четыреста тридцать, плюс-минус сто двадцать лет.

– Если на клетке с ослом написано «лев» – не торопись верить… Так, кажется у Козьмы Пруткова? Нарезные стволы появились, дай бог памяти, в пятнадцатом веке, верно?

– Ну, так вот. К вашей пуле это не имеет никакого отношения – она от современного оружия! Я даже могу, навскидку, попробовать назвать марку: пистолет Макарова, калибр девять, двадцать семь… У вас в университете была военная кафедра. Если хочешь проверить – отдай пулю экспертам с Петровки.

– Незачем. Я же не совсем лопух какой-то, сам сразу понял: пуля от современного пистолета – она в латунной оболочке. И, тем ни менее, пролежала под землёй не одну сотню лет, голову даю на отсечение. Такой вот хронопарадокс.

– Голову! Это не научный аргумент, друг мой, – проворчал Суходольский. – Хронопарадокс! Ты кто – учёный или фантаст? Тебя же серьёзные специалисты на смех поднимут. Вот газетчики, тем только шепни. Растрезвонят на каждом углу, мол, учёные сделали сенсационное открытие: доказали возможность совмещения несовместимого! И пойдёт писать губерния.

– Что же делать, Илья Георгиевич?!

– Наплюй и забудь. Пусть уголовный розыск разбирается.

Учёный старой школы, Суходольский не допускал реальности хронопарадоксов. Для себя он решил: либо ошибка имеет место, либо фальсификация. Третьего не дано.

А молодому кандидату наук Косте Михееву не хотелось расставаться с тайной. Быть может, только раз в жизни судьба делает такие щедрые подарки…

От Региомонтума до Гамбурга

I. Пиратка и маркиза

Климат на Земле окончательно «слетел с катушек». Весь год погода чудила: то небывалая холодрыга в марте, будто не на Балтике живём, а на море Лаптевых, то тропическая жара в августе, а в декабре – теплынь, не Калининград, а Средняя Азия, ей-богу. Моя новая дублёнка весь месяц не ношеной в шкафу провисела. Ещё немного – и деревья зацвели бы. А за день до Нового года очередной сюрприз: зимняя гроза, явление необычное даже для нашей мягкой зимы. С полчаса грохотала канонада, и сполохи в небе праздничным фейерверком полыхали, потом дождь зарядил, и всё это безобразие закончилось мокрым снегом.

Я, глядя в окно, зябко поёжилась и проворчала:

Задёрнула штору, повернулась к подруге:

– Показывай, чего там у тебя.

Лариса вынула из сумки два туго набитых полиэтиленовых пакета. Когда она извлекла из них костюмы, первой моей мыслью было: «Господи, во что мне это обойдётся?!»

Наверное, зря согласилась я пойти с Лариской на этот бал новогодний.

– Зачем же покупать? У меня знакомая в театральной мастерской. Этот Джека Воробья, а тот маркизы Помпадур. Ну, мне кажется, маркиза носила парчу, но… Зато пиратскую шляпу они по образцам из музея кроили, представляешь?

Я, наивная, решив, что предлагают выбрать, взяла розового шелка пышное с оборками и обсыпанное стразами платье.

Лариса поморщилась, но протестовать не стала.

– Хочешь померить? Прикинь на себя, конечно. Только знаешь, Снежок, тебе розовое не подойдёт. Твой цвет красный. Но было только розовое. Да и крой не твой. Здесь слишком глубокое декольте, а у тебя, подруга, бюст, честно говоря…

Не люблю, когда меня «Снежком» называют. Угораздило же родителей выбрать имя. Снежана! А я тёмненькая, скуластенькая, мне бы что-нибудь латиноамериканское подошло, что-то вроде Изауры. Кажется, был такой сериал бразильский? При знакомстве я обычно сокращаю своё имя, убираю первый слог и называюсь Жанной. А ещё не люблю, когда обсуждают мою грудь, хотя и не парюсь по поводу её миниатюрности.

– Кстати, – продолжила Лариса, – у Тамарки из третьей городской, ты её не знаешь, парень – косметический хирург. Так что, надумаешь сделать ботакс, или грудь нарастить – можно устроить, и недорого. Тамарка моя должница, я ей в своё время тёплое местечко с хорошим окладом нашла… Ах, да, чего я сказать-то хотела… Костюм пирата – самое то. И лицом ты на этого красавчика Джонни Деппа смахиваешь. Хи-хи.

– Вот как? Ну, спасибо за комплимент.

Я сделала недовольное лицо.

– Ничего ты не понимаешь! – воскликнула подруга. – Я как представила тебя в этом костюмчике, сразу поняла: все мужики твои!

– А меня ты спросила? Нет! Вот и сама наряжайся Воробьём, – заявила я тоном, не допускающим возражений, а про себя добавила: «Он как раз такой узкий, что все твои «прелести» наружу вылезут».

Пусть Лариска в пиратов играет. Как племянник мой, Костик. Ему девять лет, и он обожает кино про Джека Воробья смотреть. А мне больше маркизой нравится. Её, между прочим, звали Жанной… Почти как меня. Только откуда видно, что это именно маркиза? Не примут ли меня в нём за обычную куртизанку?

Источник: www.libfox.ru

Хэнфорд — бомба замедленного действия

Хэнфорд -радиационные руины в США

Все озабочены безопасностью АЭС после взрыва на Фукусиме. Но на северо-западе США, однако, притаилась другая опасность Бывшая фабрика по производству плутония Хэнфорд — реликт холодной войны и самое излучающее место западного полушария. Запланированный конец дезактивационно — восстановительных работ — 2052 год.

Ягнята рождались без глаз или ртов. У одних были причудливо срастившиеся вместе ноги, у других — вообще не было ног. Многие рождались мёртвыми. Лишь за одну ночь однажды погибло 31 молодое животное.

В то же время как-то раз на лугу нашли мёртвую, окаменевшую корову, вытянувшую к небу копыта. Совсем рядом с этим местом индейцы Икама ловили в тёмно-синей реке лососей с тремя глазами. Форель была просто пронизана раковыми опухолями.

Затем заболели младенцы.

Это произошло весной 1962 г., когда фермер Нельс Эллисон впервые заметил таинственные проявления. «Что, чёрт побери, здесь происходит?», спросил он жену. Ягнята всегда «были первыми, кто погибал», если что-то было не так на ферме Эллисонов у Бэйзин-Сити, захолустье в прерии на Колумбия-ривер на крайнем северо-западе США. Одну из таких убийственных ночей он окрестил «ночью маленьких демонов».

Эллисоны давно мертвы, однако кошмар продолжается. Задокументированная в книге «Atomic Harvest» (Атомный урожай), 1993 г., эта история — одна из тысяч ужасных историй, происходивших здесь, в окрестностях американской плутониевой фабрики Хэнфорд, где и по сей день люди не чувствуют себя в безопасности.

Хэнфорд — это атомное прегрешение Америки. Поскольку 1518 квадратных километров гигантской территории, в 4-х часах езды на машине от Сиэттла, на которой в период холодной войны производился почти весь атомный материал США, законсервирован с 1988 г. Однако степень радиоактивной заражённости этого места самая высокая во всём западном полушарии.

Недавно министерство энергетики ещё раз передвинуло дату окончательной дезактивации Хэнфорда, самых больших оздоровительно-восстановительных работ в истории США. На сентябрь 2052 г. — более чем 108 лет со дня вывода фабрики из эксплуатации.

Плутоний для бомбы Нагасаки

Катастрофа в Японии заставила снова обратить внимание на Хэнфорд, последний реликт Холодной войны — тем более что на самой границе заражённого радиацией региона находится действующая АЭС, единственная в этом сейсмоопасном северо-западном районе США. Подземные толчки представляют огромную опасность для Хэнфорда, говорит Джерри Поллет, исполнительный директор группы «Heart of America Northwest»

Нынешние опасения вызывают лишь вздохи у жителей окрестностей Хэнфорда. Уже их родители и родители родителей вынуждены были бороться с последствиями радиоактивного заражения и облучения: выкидыши, уродства, редкие болезни у детей. Жена одного из местных фермеров Хуанита Анрейевски составила в 60-е годы «географическую карту смерти»: крестики — сердечные заболевания и инфракты, кружки — раковые болезни. Вся карта густо усеяна этими знаками.

Хэнфорд, по словам тогдашнего министра внутренних дел Стюарда Удалла, стал, с человеческой точки зрения, «самоц трагической главой в истории Холодной войны».

В 1943 г. начался гиантский проект строительства девяти реакторов в Хэнфорде, которые ныне заносятся песком прерии подобно окаменевшим динозаврам. Один из низ, реактор В, был, в своем роде, первым на Земле. Здесь, в строжайшей сектерности, производился плутоний для проекта «Манхэттен». В том числе и для первого в мире атомного взрыва, произведённого 16 июля 1945 г. в Нью-Мексико, а также для «Толстяка» (Fat Man), бомбы, сброшенной 9 августа на Нагасаки.

В последующие десятилетия Хэнфорд производил плутоний для ядерного вооружения США. От Ханфорда, как говорили, зависила свобода Запада, а она, как известно, дороже здоровья людей.

Радиация в животных и в молоке

Работники Хэнфорда, в знак признания их заслуг, получали когда-то специальные значки со стилизованным «атомным грибом». Этот «гриб» также стал талисманом и символом футбольной команды «Бомбардировщики» из соседского городка Ричланда.

Это было циничным жестом. Фермеры из окрестных мест Ричланда, Паско и Кенневика, по сей день считаются людьми с самой высокой степенью облучения в мире.

Итог ужасает. 52 здания заражены, 622 квадратных километра площади — абсолютно не годятся для проживания. В Хэнфорде сложено 204.000 кубических метров радиоактивного мусора, что составляет две трети всех ядерных отходов США. 216 миллионов литров радиоактивного шлака стекает из прохудившихся танков в грунтовые воды, более 100.000 выгоревших топливных стержней лежат в испорченных бассейнах, 43.000 кубических метров заражённого песка и 720.000 литров воды.

Вода для охлаждения реакторов бралась из Колумбия-ривер — и вплоть до 1971 г. сливалась после использования, тайком и без объявлений, туда же. Повышенная радиация отмечается на расстоянии 500 км в западном направлении, там, где Колумбия-ривер впадает в Тихий океан. Отравленную рыбу десятилетиями употребляли в пищу обитавшие там племена индейцев.

Фабрика также регулярно извергала радиоактивные облака, которые ветер разносил по соседним штатам Орегон, Айдахо, Монтана и даже до Канады. Пострадавшие от этих радиоактивных осадков, так называемые «Downwinder» (Подветренные), были, особенно в начальный период работы плутониевой фабрики в 1945 по 1951 г.г., заражены йодом 131, попавшим в пищевую цепочку — животные, молоко, яйца (йод-131 является весомым продуктом деления урана, плутония и, косвенно, тория, составляя до 3 % продуктов деления ядер, вызывает мутации и гибель клеток, в которые он проник, и окружающих тканей на глубину нескольких миллиметров, прим. перев.)

Тысячи рабочих, жителей и фермеров были, даже, намеренно подверженны облучению, в экспериментальных целях. Например 3 декабря 1949 г. физиками Хэнфорда был специально спровоцирован выброс радиоактивного облака из трубы станции Т, самого большого в то время цеха по производству плутония. Уровень радиации превзошёл в тысячу раз размеры катастрофы на реакторе Гаррисбург, случившейся позже. Эксперимент носил название «Green Run» (Зелёный маршрут), радиоактивные осадки выпали вплоть до Калифорнии.

Люди удивлялись своим внезапным заболеваниям. Исследованиями установлено, что многие новорожденные в Хэнфорде имеют дозу радиации, вдовое большую, чем дети Чернобыля. Сын фермера Том Байли, которому в 1949 г. было 2 года, охотно проводил время в поле на открытом воздухе, и после эксперимента «Зелёный маршрут» , стал парализованным и нерепродуктивным. Вся его семья умерла от раковых заболеваний.

Однако в 1966 г. Байли, с помощью одной настырной журналистки местной газеты «Споксман-ривер», удалось установить, что за всем эти кроется. Это стало началом борьбы на многие десятилетия, жертв радиации против правительства США, принудившее последнее решением суда к огласке и раскрытию секретных Хэнфорд-протоколов. Процессы продолжаются до сих пор.

В 1988 г. производство в Хэнфорде было остановлено. Началось массивное обеззараживание, которое продолжается и сегодня. Вашингтон говорит о «самой большой утилизации радиоактивных отходов в истории человечества», как будто это является поводом для гордости.

Более двух миллионов долларов в год — стоимость работ. На 2013 год бюджет предлагает запланировать расходы в размере 2,9 миллионов долларов. Снова и снова там происходят аварии, халатность, утечки радиации. В 2008 г., два десятилетия спустя после начала работ, они были выполнены едва ли наполовину. Саркофагами накрыты к сегодняшнему дню лишь 4 реактора. Внешнюю зону планируется дезактивировать к 2020 г., контейнеры — к концу 2047 г.

Источник: www.tampereclub.ru